Женщина

Колыбельная старой Нэн



(По мотивам цикла книг Дж. Мартина
«Песнь льда и пламени» и сериала «Игра престолов»)


Засыпай, мой лорд… Эта ночь, будто смоль, черна
до тех пор, пока не выпадет свежий снег…
Только ты не бойся – покуда стоит Стена,
лютоволки воют и раздается смех
твоего отца – Винтерфелл нас убережёт!
И враги, не смея сунуться за порог,
будут локти грызть… Ну, а ты засыпай, дружок –
погружайся в сон, что сладостен и глубок…

Пусть тебе пригрезится славный наш Вестерос…
Семь земель, что так богаты и так дружны –
королевства, где мне ни разу не довелось
побывать, поскольку не было в том нужды.
– Только ты, мой лорд, непременно увидишь всё:
Дорн… Простор… Речные земли… и Острова –
чёрный ворон тебя на крыльях туда снесёт…
Засыпай – и сам узнаешь, как я права.

Засыпай – пусть Старые Боги тебя хранят!
Ведь пока чардрево в роще шумит листвой,
а дозорные защищают нас, как броня, –
ходоков страшиться нечего, мальчик мой.
И неважно, кто занимает железный трон
из мечей, что были спаяны на века…
– Пусть тебе привидятся девочка и дракон…
в синеве небес… летящие в облака…

Пусть ничто не тревожит сон безмятежный твой:
даже если бьются где-то олень и лев –
не тебе решать, кто поплатится головой.
Так закрой глаза – и вслушайся в мой напев…
Он не то, чтобы благозвучен, но суть ясна,
ведь всему свой срок, как правило, в свой черёд:
ты проснёшься – и к нам на Север придёт весна.
Непременно снова придёт весна, мой лорд.

12.12.2018г.

Иллюстрация: © DaaRea
Collapse )
Женщина

Ломка

Над собой рассмеяться впору во весь оскал:
Для меня ты уже зависимость, как наркотик.
Допускаю, что этим фактом я все испортил
И возможность для «хеппи-энда» невысока,
Только видит Бог – я так долго тебя искал…
–  Не проси тебя отпускать…

–  Эти мысли, пожалуй, лучше не разглашать,
А беречь себя и привычно молчать о главном.
Но, пока ты спишь, я законченным наркоманом
На тебя смотрю, забывая, зачем дышать:
–  Детка, детка моя… Ну, как же ты хороша…
Как безжалостно хороша…

5.02.2018г.

Иллюстрация: © Aykut Aydogdu

Женщина

Публикация

…Спустя 4 года я повторила свой опыт сотрудничества с питерским издательством «Скифия». Потому готова похвастать новой публикацией: сборник «В начале всех миров». Туда вошло 20 стихотворений, написанных мной с 2009 по 2016 год.
Книгу можно будет найти на Озон.ру и Букс.ру, а также в книжных магазинах: Дом Книги Петербург, Дом Книги Москва, Дом Книги на Арбате, сеть магазинов Библио-Глобус.
Доступен заказ от сайта издательства. Ссылка

Несколько страниц из книги прячу под кат.
Collapse )
Женщина

"Художник как субъект художественной деятельности", реферат.

...Выкладываю текст реферата по курсу "Эстетика и теория искусства". - Самой нравится эта моя работа. :)

"Художник как субъект художественной деятельности"

Содержание

1.   Художественная деятельность
Способ самовыражения
Субъективный акт
Система раннего оповещения


2.   Внутренняя работа художника
Воспитание мужества
Поддержание «профессиональной формы»
Критика и самокритика


3.   Негативная сторона
Чувство вины
Состояние невроза
Зависимость от стимуляторов


4.   Организация процесса творчества
Одиночество как свобода для творчества
Форма как ограничение для творчества


5.   Выводы

6.   Список литературы

Collapse )
Женщина

Мешок со смехом

1.
Жил да был Иван-Дурак… «Дураком» прослыл «за так»: не был он ни глуп, ни болен, всем пригож и всем доволен. Словом, жил и не тужил – пил чаи да ел коржи... Но однажды, на беду, позабывши про еду, потеряв покой и сон, Ванька понял, что влюблён!
Непроста была девица, так уж вышло, что Царица: градом сказочным владела, о порядке в нём радела. И как хобби – вот дела! – по утрам коржи пекла.
Рассудил Иван-Дурак: раз печёт – хороший знак! Потому герой наш смело тут же предложенье сделал.

Но Любавушка (зазноба), накормив Ванюшу сдобой, не моргнула даже глазом, подкрепивши чай отказом. А потом – со скорбной миной свой поступок пояснила: «Не сердись, не сетуй, Ваня, но меня околдовали! Всё, как было, расскажу! Ты пока что коржик жуй…
Помню, я была ребенком и смеялась очень звонко: много пО лесу гуляла да ромашки собирала… Видно, бабушке Яге помешала спать в избе. Каждый детский мой смешок ею спрятан был в мешок!
Так что, Ваня, всем известно: не смеюсь я – хоть ты тресни!»

Всю историю прослушав, призадумался Ванюша. После – встал, собрал коржи и, сказав невесте «жди!», устремился за порог, припустивши со всех ног.


Collapse )

Иллюстрация: © Donald Zolan

Женщина

Письмо на замерзшем окне

Я совсем одна, а вокруг ледяная твердь.
И привычно гуляет вьюга у стен дворца…
Мне придется тебя любить, а тебе – взрослеть.
Герда станет все отрицать.
Если скажет она, что не было этих дней,
зачарованных, проведенных в моем плену,
я прошу тебя, не берись пререкаться с ней,
подтверждая мою вину.

Я могла бы найти замену тебе, мой Кай.
Подошел бы вполне Пиноккио или Нильс.
Только думаю о других – и берет тоска,
от которой мне не спастись.
Даже если собрать их дружно одной гурьбой
(Питер Пэн, Том Сойер и маленький мальчик Мук),
наша сказка едва ли сбудется, но с тобой…
люди сразу ее поймут.

Я уже не считаю, сколько прошло ночей
с той поры, как ты возвратился в свой старый дом.
Жаль, что внешний мир не прельщает меня ничем,
а тебе не жилось в моем...
Но когда мои сани мчатся по облакам,
обрекая на лютый холод зверье и птиц,
я прошу тебя, вспоминай обо мне, мой Кай –
заклинаю тебя, мой принц.

09.01.2016г.

Женщина

«Детские страхи»

Вечереет.
Дневной зной неохотно сдает свои права, уступая место ночной прохладе.
Опустевшая неширокая улица сулит покой и тишину, которые изредка нарушаются проезжающими машинами.
Частные кирпичные дома, прячась за заборами, глядят в ночь яркими окнами-глазницами, а ветер шелестит листвой деревьев, высаженных вдоль дороги, и треплет объявления, расклеенные на фонарных столбах.
С объявлений улыбается светловолосый маленький мальчик: «А вы не видели Марка?»…

*

За две недели до этого.
– Родной, может быть, ты поиграешь во дворе? – мама недовольно свела брови, когда он в третий раз с разбега налетел на риэлтора.
«Риэлтор» – это сложное новое слово, которое Марк выучил несколько дней назад. Все эти дни риэлтор – солидная матрона в сером костюме и очках – разъезжала с его семьей по большим полупустым домам, предлагая приобрести один из них за «вполне разумную цену», хотя папа после одной из таких поездок, сказал маме, что ничего разумного в этих «баснословных» цифрах он не видит.
«Баснословный» – тоже новое слово. О нем непременно надо будет спросить у папы…
–  Я не хочу на улицу. Там жарко!
– Какой смышленый малыш! – тут же подхватила риэлтор, незаметно кривясь и потирая ушибленный бок. – К слову, в доме установлены кондиционеры самых последних моделей!
– Марк, можешь остаться с нами, но давай ты будешь вести себя поспокойней, ладно? – папа потрепал его по светлой макушке, не обращая внимания на мамины насупленные брови.
– Ладно! – тут же согласился Марк и передал отцовское указание своей игрушечной собаке, которую все это время не выпускал из рук: – Тимка, надо вести себя поспокойней! Не хочется, но надо.
Мама закатила глаза, зачем-то погрозила пальцем папе и задала очередной вопрос:
– А что нужно сказать Маргарите Ивановне?
Марк наморщил нос. Извиняться как-то не хотелось, но ведь мама так просто не отстанет…
– Айм сори! – выпалил мальчик и тут же убежал за угол, из-за которого вылетел минутой ранее.
– Извините еще раз. – Ольга чувствовала себя неловко и даже несколько робела перед строгой чопорной риэлторшей. – Мы недавно отдали его на английский язык, хотя ему всего пять лет… Так он теперь то и дело вворачивает в речь иностранные слова.
– Ничего-ничего! Я все понимаю! Он же еще ребенок! – с готовностью согласилась Маргарита Ивановна, которая ровным счетом ничего не смыслила в детях, будучи одинокой женщиной в возрасте «далеко за сорок». Зато в своем деле она разбиралась хорошо и в этой молодой семье видела довольно перспективных клиентов. Тут главное с предложением угадать, потому что два предыдущих объекта не имели должного успеха. – …Давайте поднимемся на второй этаж.
– Давайте, – отозвалась Ольга и ступила на широкую лестницу сбоку от гостиной.
Прежде чем последовать за женой и риэлтором, Андрей еще раз обвел помещение придирчивым взглядом. На самом деле, этот дом сильно понравился ему снаружи, и он боялся, что внутренняя планировка окажется неудачной. Однако, пока все шло хорошо: элитный жилой район, опрятный вид прилегающего участка, лесопарковая зона неподалеку… Устраивала даже цена, хотя Андрей на всякий случай планировал поторговаться.
Пока родители гуляли из комнаты в комнату, Марк и Тимка проводили свое собственное исследование жилья. Особенно мальчика занимали вещи, оставленные предыдущими хозяевами: встроенный кухонный гарнитур, высокий торшер, настенное зеркало, стопка книг у порога… Он как раз листал какой-то толстый талмуд в надежде найти хоть одну картинку, когда услышал голос матери – та звала его с лестницы.
Подхватив Тимку, Марк взлетел на третий этаж, все помещение которого было отведено под одну большую светлую комнату с отдельным санузлом.
– Марк,  Маргарита Ивановна предлагает сделать здесь детскую. Как тебе такая идея? Тут свободно могли бы разместиться все твои конструкторы и коллекция машинок…
Ольга расхаживала взад-вперед, словно генерал по полю боя перед грядущим сражением. Андрей в это время изучал вид из окна, а риэлтор топталась в углу комнаты, где возвышался большой деревянный шкаф с резными дверцами – видимо, шкаф тоже остался от прошлых владельцев.
– Вот к той стене поставим кровать. Напротив будет игровая зона, а парту придвинем ближе к свету… Ты согласен, милый? – спросила мама у папы, рассуждая так, словно покупка этого дома была уже делом решенным.
– Да, хорошая идея, – кивнул Андрей, не особо вникая в щебетание жены. Он уже прикидывал в уме сумму возможной скидки.
 – Это чудесный дом! И я вижу, что он вам понравился!.. Не затягивайте с решением, потому что у меня на очереди еще две семьи, которые заинтересованы в данном предложении.
Никаких других семей на очереди не было, что не мешало Маргарите Ивановне об этом врать, а Андрею с Олей об этом догадываться, но ни то, ни другое ничуть не умаляло достоинств увиденного.
– Предлагаю спуститься вниз, – отец семейства отвлекся от окна и приобнял жену за плечи. – Хочется заглянуть в гараж. И еще вы упоминали какую-то беседку на другой стороне участка…
– Да-да, конечно! – радостно закудахтала риэлтор, предвкушая скорую сделку.
– Марк, не отставай! – обронила мама, выходя из комнаты.
Но мальчик был слишком увлечен погоней, чтобы тут же бросить свое занятие: он обнаружил маленького паука и следовал за ним, пока тот не заполз под шкаф. Взявшись за ручку одной из дверок, ребенок потянул ее на себя, открывая взору древесное нутро. Марк тщательно осмотрел темные углы в поисках паутины, но к его разочарованию шкаф был абсолютно пуст.
– Ну, и ладно! Подумаешь! – он резко захлопнул створку и подхватил с пола свою игрушку. – Пойдем, Тимка. Ничего интересного тут нет!
Однако на выходе из комнаты Марк услышал странный скрежет и обернулся: дверцы шкафа, будто они только этого и ждали, внезапно приоткрылись сами собой, а по комнате прошелся сквозняк, поднимая пыль с углов и ероша мальчику волосы.
– М-м-м… Ма-а-а-а-м-а-а-а! – закричал охотник за пауками, сбегая вниз по лестнице, подальше от пустой комнаты и странного шкафа.

– …Я уж думал, мы никогда не усядемся! – отец придвинул к себе тарелку и потянулся за салатом. Мама взялась нарезать хлеб, а Марк – препарировать котлету. Почему-то еда постоянно норовила выскочить из его миски на газету, которой был застелен стол.
Сегодня их семья официально переехала в новый дом.
Грузчики под руководством родителей полдня перетаскивали мебель и коробки, пока Марк приводил в порядок свою комнату на третьем этаже. Он разобрал игрушки и развесил на стенах плакаты с супер-героями, а потом – попытался застелить кровать... И у него наверняка бы получилось, если б он постоянно не отвлекался на шкаф: приходилось то и дело поглядывать на створки и быть начеку, хотя мама сказала, что в тот раз Марк все выдумал. Но ведь он не выдумывал! И Тимка тоже что-то видел!..
– Родной, не балуйся. Ешь, пока не остыло. – Ольга налила сыну стакан сока.
Марк нехотя затолкал в рот кусок котлеты и начал медленно ее пережевывать, краем уха слушая разговор родителей: мама хотела купить новые шторы, а папа никак не мог понять, чем плохи старые... Ужин завершился компромиссным решением отложить вопрос очередной покупки до следующего месяца.
Перед сном Андрей привычно потрепал сына по макушке, предоставив жене привилегию уложить ребенка самой, после чего она вместе с Марком поднялась в детскую комнату:
– Это когда ж ты игрушки успел распаковать, м?
– Днем. Но это еще не все, – сын ткнул пальцем в сторону коробок, которые грузчики хаотично свалили в дальнем углу.
– Какой ты у меня молодец! И какой самостоятельный! – заметила Ольга, помогая ему справиться с рукавами пижамы. – Ну, давай, теперь забирайся в кровать.
Марк запрыгнул на высокий матрац и комфортно устроился под одеялом, положив Тимку рядом с подушкой:
– Мам… А можно я буду спать со светом? – он непроизвольно покосился на шкаф, что не укрылось от зоркого родительского глаза.
– Родной, ну что за глупости?.. Ты думаешь, там и правда кто-то есть?
Марк неуверенно кивнул.
Ольга снисходительно улыбнулась и направилась к шкафу: распахнутые дверцы опровергли все навязчивые подозрения – внутри было пусто. Совершенно пусто. Вернув створки на прежнее место, она снова подошла к кровати и поцеловала сына в лоб:
– Засыпай, хороший мой. Спокойной ночи!
– Спокойной ночи, – с готовностью отозвался Марк и сладко зевнул, прижимая к себе Тимку.
Ольга выключила свет, закрыла дверь и поспешила к мужу.

– Пап… Мам… Можно мы сегодня поспим с вами?
Холодная детская ладошка потрясла Андрея за плечо, от чего он тут же проснулся, выпустив жену из объятий. Судя по суетливым движениям под одеялом, Ольга взялась на ощупь разыскивать ночнушку, которую он снял с нее пару часов назад.
– А что случилось, приятель? Тебя что-то разбудило? – решил потянуть время Андрей, в полумраке концентрируя внимание Марка на себе.
Сын потоптался с ноги на ногу, прижимая к груди любимую игрушку:
– Мне страшно… А Тим постоянно лает на шкаф.
Ольга, наконец, оделась и включила ночник со своей стороны кровати:
– Марк, ну, что ты такое говоришь?.. Папе ведь завтра на работу. У него с утра важные переговоры…
Ребенок подозрительно всхлипнул и сделал шаг назад, отчего родители одновременно почувствовали себя виноватыми.
– Иди сюда, ко мне, – позвала Ольга.
Пока сын обходил кровать, Андрей быстро подобрал трусы с пола и тоже привел себя в порядок под прикрытием одеяла.
– Ты не заболел случаем? – забеспокоилась мама, прикладывая руку ко лбу Марка. – Весь день был какой-то нервный и ел без аппетита…
– Да все с ним в порядке! – уверенно подключился папа. – Просто непривычно на новом месте. Или плохой сон приснился – с кем не бывает… Придется потесниться.
Через пять минут Марк уже мирно посапывал, лежа между родителями и чувствуя себя в полной безопасности.

…После обеда Ольга решила заняться детской комнатой. Пока Марк играл во дворе, она вымыла пол, повесила шторы и взялась распаковывать коробки с одеждой сына. Трусики, носочки и футболки вскоре были разложены по выдвижным ящикам комода, в то время как сезонная верхняя одежда отправилась на плечики в шкаф. Там же Ольга решила стопками разложить брюки и свитера – именно за этим занятием и застал ее Марк.
– Мама, не надо! Не клади туда мои вещи! – сын попытался выдернуть у нее из рук свои джинсы.
– Ну, им же нужно где-то лежать…
– Пускай лежат в коробках!
Марк продолжал настойчиво тянуть к себе брюки за одну штанину, в то время как Ольга не отпускала другую: полинявшая от стирки ткань подозрительно трещала в знак протеста.
– …Сынок, я тебя совсем не узнаю. Объясни мне, что происходит?
– Это плохой шкаф! Плохой! И… И я не хочу здесь больше спать! – мальчик топнул ногой и нахмурил брови.
– Но тут твоя комната. Ты же не можешь каждую ночь спать с нами.
– Мама, ты не понимаешь! В этом шкафу… – и Марк подошел к ней поближе, зашептав почти на ухо, – …по-моему, в нем кто-то живет!
Ольга внимательно посмотрела на сына и… рассмеялась:
– Ой, ну хватит уже выдумывать!
– Но я не выдумываю! – заверещал Марк.
Мама поджала губы и попыталась освободить джинсы, однако он был начеку и резко рванул их к себе – ткань лопнула по шву.
 – Отлично! Только посмотри, что ты натворил?!.. Какие-то глупые детские страхи и беспричинные капризы! А ведь ты уже большой!
Сын засопел, его глаза подозрительно заблестели.
– Ладно! Делай тут что хочешь, а мне нужно готовить ужин. Вечером поговоришь с отцом. Пускай он с тобой разбирается, раз меня ты не слушаешь! – хлопнув дверью, Ольга сбежала вниз по лестнице, стараясь подавить раздражение и злость, так как скандал не входил в ее планы.
Мальчик, оставшись в комнате, отбросил от себя джинсы и обратился к игрушечному псу, сидящему на кровати:
– …У меня есть идея!
Марку хватило пяти минут, чтобы достать и раскидать по комнате всю ту одежду, которую мама успела аккуратно и бережно сложить в шкаф. И еще пять минут у него ушло на то, чтобы крепко-накрепко связать между собой деревянные ручки при помощи упаковочной клейкой ленты.
Все это время плюшевый Тим внимательно следил за действиями хозяина своими большими стеклянными глазами.

Тем вечером Андрею пришлось взять родительские обязанности на себя.
Конечно, Ольга в красках изложила ему дневное происшествие, но он не придал конфликту особого значения. Было понятно, что Марку дискомфортно на новом месте, а жена психует главным образом из-за кредита, который они взяли под дом… Зато дела на работе шли хорошо, так что в целом поводов для беспокойства он не видел, хотя обмотанные скотчем ручки шкафа при входе в детскую заставили его нахмуриться.
Переодев сына в пижаму, Андрей присел на край кровати, раздумывая, с чего бы начать «мужской разговор».
– Слышал, вы с мамой сегодня повздорили…
– Угу, – нехотя отозвался Марк, опустив глаза и потеребив Тимку за ухом.
– Я знаю, как тяжело бывает привыкать к смене обстановки, но давай ты попробуешь поспать тут хотя бы пару ночей, ок?.. А если и после этого будешь настаивать на своем, то мы перенесем твою кровать в пустующую гостевую комнату. Согласен?
– Согласен, – буркнул Марк, которому этот диалог, очевидно, не доставлял никакой радости.
– Вот и славно… Ты, главное, ничего не бойся. Мы с мамой рядом – тут же прибежим, если позовешь!.. Только мы ведь тоже устаем и нам надо отдыхать, – промямлил Андрей, раздумывая над тем, не пора ли поставить замок на дверь родительской спальни. – Так что постарайся не думать о всяких глупостях. Ложись спать – утро вечера мудреней!..
Поправив одеяло и щелкнув выключателем, отец вышел из детской, после чего Марк достал из-под подушки фонарик, направил луч света на шкаф и приготовился ждать, пообещав Тимке, что ни за что не заснет.
Тем не менее, выполнить обещание оказалось сложней, чем он думал: через какое-то время глаза стали слипаться сами собой, да и фонарик то и дело норовил выскользнуть из рук... Но мальчик стойко боролся со сном – ровно до тех пор, пока не услышал скрежещущий звук из шкафа. Увидев, как деревянные дверцы ходят ходуном, с шумом ударяясь друг о друга и рискуя порвать клейкую ленту,  Марк затрясся от страха. Он хотел закричать, но тело будто перестало ему подчиняться: даже руки онемели, так что фонарь соскользнул на пол, освещая теперь главным образом цветной ковер у кровати.
В конце концов, ребенок нырнул под одеяло, обнял игрушку и зажмурился. «Мне это снится. Мне это только снится!» – мысленно убеждал себя Марк, пока вдруг не наступила полная тишина. Усилием воли, мальчик заставил себя высунуть голову из укрытия и посмотреть на шкаф…
Створки были чуть раздвинуты – ровно настолько, насколько позволяла клейкая лента – а в зазоре между ними поблескивал длинный коготь, похожий на лезвие, который пытался разрезать тугую многослойную обмотку скотча на деревянных ручках.
– Тимка, помоги! Тимка, пожалуйста! – толи зашептал, толи заплакал Марк, уткнувшись в плюшевый бок лучшего друга.
И в тот момент, когда из шкафа выскользнула двухметровая тень, игрушечная собака вдруг ожила в руках хозяина, превращаясь в настоящего пса. Тимка стал разрастаться до размеров крупной дворняги с косматой шерстью, острыми клыками и массивными лапами. Не умещаясь больше в детских объятьях, пес загородил собой мальчика: выгнув спину и ощерившись, зверь зарычал на незваного гостя, приняв боевую стойку.
Чудовище из шкафа на мгновение замерло, встретив внезапное сопротивление, а после – бросилось вперед, выставив перед собой когти-лезвия.
Тим тут же без колебаний прыгнул ему навстречу.
Завязалась драка.
Фонарик начал кататься по полу, выхватывая из темноты силуэты и очертания. Судя по всему, пес теснил врага к шкафу, не подпуская к кровати. Если монстр отбрасывал Тимку в сторону, тот сразу же вскакивал на лапы и снова с яростью налетал на противника.
У Марка, который наблюдал за происходящим, от ужаса отнялся язык, но когда он увидел отблеск длинных когтей, занесенных для удара, то что есть силы закричал:
– Тимка, берегись! Осторожней!!!
В детскую внезапно вбежали взволнованные родители.
Зажегся свет.
Андрей и Ольга увидели Марка, который сидел на кровати, собравшись в комочек, и кричал. Вся комната при этом предстала разгромленной: занавески были содраны, плакаты порваны, а створки шкафа распахнуты – он зиял пустотой.
Ольга бросилась к сыну:
– Марк, мы здесь, мы с тобой!.. Что такое?! Опять страшный сон?!.. Ш-ш-ш... Ну, успокойся, все хорошо!.. Тихо… тихо… – она прижала ребенка к себе, чувствуя, как того колотит нервная дрожь. Постель под Марком оказалась мокрой.
Тем временем Андрей, в полной растерянности озираясь вокруг, поднял с пола любимую игрушку сына, заметив на боку у той четыре глубоких пореза, из которых выглядывала набивка. Марк тут же потянулся к плюшевой собаке и, прижав ее к себе, зашелся в рыданиях пуще прежнего: «Ох, Тимка!.. Мой бедный Тимка!».
Ольга, продолжая обнимать сына, с беспокойством посмотрела на мужа, а тот – на нее.

– …Как он там?
– Пока вроде нормально… Играет во дворе. В дом заходит редко.
Сквозь кружевные кухонные занавески проглядывал детский силуэт, копошащийся на лужайке.
– Поел?
– Да. За завтраком мне кое-как удалось накормить его овсянкой. Вот с супом на обед было уже сложней.
Она покосилась на полную кастрюлю и перехватила трубку другой рукой.
– Ты позвонила детскому психологу? – спросил он, перекрывая голосом дорожный шум на заднем плане.
– Позвонила. Та сказала, что на ближайшие дни все забито, но я сделала упор на то, что случай безотлагательный и пообещала заплатить вдвое. Так что у нас запись на завтра, на 14.00.
– Умница! Жди, я уже еду к вам. Через полчаса буду – сегодня отпросился пораньше, должен проскочить без пробок...
Услышав гудки отбоя, Ольга отвернулась от окна и потерла виски, отложив мобильник: голова беспрестанно ныла с самого утра. А ведь надо было возвращаться к домашним делам, главное из которых – уборка в детской…
Андрей тем временем, поддавшись внезапному порыву, решил сделать небольшую остановку – он свернул с основной дороги в направлении крупной вывески «аптека»…

Вечером, за ужином, Марк наотрез отказался возвращаться в свою комнату. Впрочем, как и расставаться с Тимкой.
– Сынок, я всего лишь хочу починить твою игрушку. Вот увидишь – к утру она будет как новая!
– Нет!.. Нет-нет-нет! – Марк замотал головой, не выпуская из объятий плюшевого друга. – Мама, неужели ты не понимаешь?! Тим единственный, кто может защитить меня от чудовища в шкафу! Даже вы не можете!..
– Ладно. И что ты предлагаешь?
– Ну, я… мы… Нам все равно надо оставаться всем вместе! А завтра… Завтра нам надо выкинуть шкаф!
Андрей красноречиво посмотрел на жену. Перехватив этот взгляд, Ольга тяжело вздохнула и стала собирать грязную посуду:
– Пойду заварю чая. А тебе, Марк, сделаю теплого молока с медом. Будешь лучше спать.
– Я помогу! – внезапно вызвался папа.
Мальчик вытянул шею, чтобы не выпускать родителей из виду – те сгрудились у раковины, о чем-то перешептываясь. Отец включил чайник и достал из холодильника молоко. Мама приготовила кружки…
Уже после того, как ужин был официально завершен, Марк незаметно для себя стал позевывать и клевать носом, рискуя заснуть прямо за обеденным столом. Ольга, отложив уборку в кухне, повела сына на второй этаж, оставив Андрея на привычном посту у телевизора.
Кое-как преодолев пролет лестницы, мальчик рухнул на кровать в родительской спальне и позволил матери себя переодеть, с трудом перекатываясь с боку на бок:
– Что-то я сегодня устал… – едва ворочая языком, заключил Марк. – Мам, ты со мной останешься?.. А папа скоро к нам придет?..
– Останусь, хороший мой. И папа вот-вот поднимется. Засыпай, ничего не бойся.
– Ладно… Я постараюсь… не бояться… – с этими словами Марк провалился в глубокий сон.

 – Жалею, что пошла у тебя на поводу… И сомневаюсь, что мы сделали правильно, подсыпав ему снотворное. Психолог бы такое едва ли одобрил. Марк ведь может перестать нам доверять!..
– Оль, вот только не нагнетай, ладно?  Ему достаточно провести всего одну спокойную ночь в своей комнате, чтобы перестать чего-то бояться. Замечу, что вся семья уже третьи сутки не может нормально выспаться!.. Хорошо хоть завтра выходной…
Андрей поднимался в детскую, неся сына на руках, пока жена шла впереди, устраняя встречные препятствия в виде загнутого угла ковра или брошенной игрушки.
В прибранной комнате при тусклом свете ночника родители уложили Марка в кровать.
Подоткнув одеяло, Ольга поцеловала светлую макушку и в последний момент, поддавшись порыву, вынула из цепких ручонок плюшевую собаку – сын при этом только всхлипнул во сне и перевернулся на другой бок.

Разлепив глаза, Андрей покосился на настенные часы – те показывали, что перевалило далеко за полдень. Потерев лицо руками, он глянул на жену, раздумывая, будить ее или нет, и, решив все-таки не будить,  направился в ванную.
Ольга проснулась пятью минутами позже, услышав шум воды. Тоже глянув на часы, она сладко потянулась и откинула одеяло.
Все это время Тим, сидя на прикроватной тумбочке, не сводил стеклянных глаз с дверей спальни: его бок был аккуратно заштопан - стежки почти полностью скрывал пушистый мех.
Изучив игрушку при дневном свете, Ольга осталась довольна проделанной работой и, не дожидаясь Андрея, поспешила на третий этаж, желая поскорей порадовать сына.
Детская оказалась пуста.
В комнате не наблюдалось никаких следов погрома.
Разве что пододеяльник, стянутый с кровати, был зажат между створками шкафа.

*

…Ночью начинается дождь.
Объявления на столбах стремительно намокают – краски размывает водой, так что текст теряет четкость линий.  В конце концов, сильный порыв ветра срывает одно из них и несет вдоль тротуара, пока не прибивает его к забору дома, в окнах которого тускло горит свет.
Андрей спит в кухне – за столом, рядом с опрокинутой бутылкой и недопитым стаканом.
Ольга, приняв две таблетки снотворного после очередной истерики, мучается от кошмаров в супружеской кровати.
А еще выше, над ними, в темной детской комнате большая косматая дворняга с израненным боком скулит возле высокого деревянного шкафа и скребет его двери лапами.

24 апреля – 9 декабря, 2015г.
Женщина

*

Безнадежно взрослеет племя моих самцов:
Я гляжу, как Бетховен, Сахаров и Конфуций
Обрастают бытом и в офисах дружно трутся,
Но никто не горит идеями революций…
– Пареньки, что любили трогать мое лицо,
Мужиками в него смеются.

Каждый новым статусом будто бы даже горд,
А когда-то – летели в пекло, не зная брода,
С перспективой меня беречь и любить до гроба.
…Тициан и Пушкин ругаются на погоду
И мечтают однажды вырваться за бугор,
Наплодивши детей в разводах.

– Ничего не вышло, но разве я их виню,
Что себя с трудом поднимаю с утра с кровати?
Если мыслить здраво, то в целом расклад понятен:
Просто так «подфартило» – силы на них истратить,
Чтобы нынче из мазохизма писать фигню
И бояться, что слов не хватит.

Но пока еще существует моя Орда –
Потому я плачу им дань и делюсь на части,
Хоть призывный клич раздается уже нечасто…
– Очевидно, что Ганди весел, а Дарвин счастлив.
И, наверно, их не волнует, что я одна,
Словно преданный соучастник.

11.08.2015г.

Иллюстрация: © Александра Хитрова (GaudiBuendia)

Женщина

*

Он опять не спит, любуясь ее лицом.
И, хотя уже репетировал раз пятьсот,
говорит ей с почти предательской хрипотцой:

«Я ведь точно знаю, что ты создана' Творцом
для таких вот, как я, – глупцов…
Отчего же я не бегу от тебя стремглав,
чтоб отсрочить финал романа на пару глав?..
Я бы мог позабыть о том, что Земля кругла,
и начать бестолково маяться по углам,
если б ты на то обрекла…
– Ты вольна решать, но я тебя не корю.
Я бы рад опять нацепить на себя броню,
но пока безоружным пленным стою в строю:
если хочешь толкнуть – то вот он я, на краю.
Только ждут ли меня в раю?..»

А она молчит. И тогда он ее во сне
прижимает к себе тесней…

24.01.2015г.

Иллюстрация: © Bautista Chiara

Женщина

«Мамины носочки»

– Моя мама совсем седая и много вяжет:
У нее в руках оживают клубок и спицы.
Но у мамы моей нет внуков – а это важно,
Потому что ее носочки должны носиться.

– И она раздает их детям моих подружек:
Малыши подрастают споро и торопливо…
Но покуда ее носочки исправно служат,
Моя мама себя считает почти счастливой.

– Дочь у мамы, конечно, тоже не белоручка:
Отчего же я засиделась одна в невестах?
Мне бы мамой стать – да только не выпал случай,
И носочкам в моей квартире, увы, не место.

– Моя мама себя корит – за меня в ответе.
Вьется нитка по спицам, чей перестук отлажен:
Убегает за годом год, подрастают дети,
Мама вяжет носочки, я покупаю пряжу...

20.12.2014г.